nesmeyanoff

Categories:

Просто сердце кровью обливалось, когда смотрел обращение Михалкова

Вполне естественно, что скандал с "Бесогоном" заставляет меня с интересом следить за развитием событий.

Как говорится, "не догоню, так хоть согреюсь". В любом случае интересен хотя бы ответ на вопрос "что это было?", если уж не удастся проникнуть во все (или хотя бы некоторые) нюансы подковерного "расклада".

Разумеется, первым делом я посмотрел "Обращение Никиты Михалкова в связи со снятым с эфира выпуском программы БесогонТВ".

На Ютюбе это обращение датировано 2 мая, но свои ощущения от него, сложившиеся в более или менее связный текст, публикую только сегодня, спустя неделю. Довольно не просто было разобраться в том "букете" чувств и мыслей, которые охватили меня после того, как я посмотрел в глаза Никиты Сергеевича через экран монитора.

Сначала я хотел просто послушать то, что именно говорит Никита Сергеевич, какова собственно его точка зрения.

Но когда увидел, КАК он это говорит... Все сказанные им слова как-то сами собой отошли на второй план. В его взгляде, в его позе и в его жестах для меня прочиталось нечто большее...

Я увидел, как минимум, человека озадаченного. Это самое первое впечатление, которое затем начало разрастаться, поворачиваться другими гранями и сверкать другими оттенками.

Ко мне обращался и говорил какие-то слова уж кто-кто, но только не борец, уверенный в своей правоте, и точно не боец, преисполненный решимости отстаивать свою правду, и правду вообще.

Говорил человек, чем-то ошарашенный, "по инерции" двигающийся "на излете" по той траектории, по которой он не в меру сильно разогнался. Он пытался сохранить лицо перед аудиторией своих поклонников, но... но у меня сложилось впечатление, что мыслями он уже был далеко и думал о чем-то другом, гораздо более для него значимом и тревожном.

Он теребил в руках ручку с видом глубокого сомнения в том, что это "Обращение..." вообще нужно было делать.

И как-то не очень было понятно, честно говоря, к кому это обращение и зачем.

И для меня непроизвольно нарисовалась "картина маслом".

Мне стало жаль Никиту Сергеевича.

Судя по всему (и это я прочитал на его лице), он понял, что пришло его время. И, как всегда, пришло неожиданно.

Нет, пришло не то "время", когда открываются сказочные возможности. Это время как раз пришло, похоже, для его "визави" - Германа Грефа.

Для Никиты же Сергеевича пришло время, когда всё закончилось, и прежде всего закончились иллюзии. И закончились внезапно, неожиданно, больно.

Позади с грохотом обрушились мосты, поднялась пыль, затянувшая непроглядным мраком прошлое Михалкова, а что впереди? А впереди - праздник жизни, устроенный Грефом и Ко, на котором Никита Сергеевич внезапно обнаружил себя чужим. На котором ему с его иллюзиями из прошлой жизни позволено разве что посидеть скраешку в дальнем темном углу банкетного зала...

И то сказать, Михалков старше Грефа на 19 лет. Он в отцы годится Герману Оскаровичу, который еще даже пешком под стол не ходил, когда Никита Сергеевич уже вовсю "шагал по Москве", а всего через 10 лет уже поставил на уши кинотеатры СССР, гоняясь за золотом вместе с Кайдановским, Богатыревым и Костей Райкиным в культовом фильме "Свой среди чужих, чужой среди своих".

И с тех пор Никита Сергеевич привык себя чувствовать во всех жизненных ситуациях как-то так:

Ну или так:

Но эдак незаметно, тихо, исподволь выросло другое поколение.

Поколение грефов и чубайсов. Поколение молодых да ранних, и при этом хорошо соображающих. Просто хорошо соображающих. Не великих мыслителей, и не великих деятелей, а великих дельцов. Дельцов и карьеристов.

Мы, конечно, не можем знать всех подробностей "разговора" (или разговоров) Никиты Сергеевича с некими людьми по поводу фактического снятия с эфира программы "У кого в кармане государство".

И я тоже "свечку не держал".

Но что-то мне подсказывает, что в предельно вежливой и деликатной (всё-таки Мэтр, всё таки уважаемый человек!) форме Михалкову было сказано (точнее, "толсто намекнуто") примерно следующее:

- Ну куда ты лезешь, Никита? Ужель тебе покой не по карману в твои-то годы и с твоими-то регалиями и, кстати говоря, бизнесом? Ну, дали тебе, Никита, игрушку - ну и играйся с нею. Гоняй себе на здоровье бесов в телевизоре, отводи душу. Какого тебе еще рожна захотелось? Большие люди недовольны! На первый раз они показывают, что им ничего не стоит передвинуть твою передачу в эфирной сетке ВГТРК. Скажи, ты веришь, что они также легко могут и твоим бизнесом заняться?..
- У меня есть все основания полагать, что я один справлюсь с ВАШИМ делом!
- У меня есть все основания полагать, что я один справлюсь с ВАШИМ делом!

Никита Сергеевич, как мне думается, всё понял правильно. Как-никак, а он один из авторов этой системы. Он один из тех, кто благодушно взирал на путающихся под ногами пацанов типа Грефа или на ребят постарше вроде Чубайса, которые создавали систему, удобную для "конвертации" Имени в деньги, но очень "неудобную" для тех, кто пытается идти против нее, а точнее вмешиваться в ее "дела" и хотя бы как-то ее корректировать (тех, кто в открытую пёр против нее, система давно уже переработала в компост).

Во всяком случае он точно знает, на что способна эта система, когда ты пересекаешь допустимую границу.

И в этот раз он, видимо, почувствовал, что с "границей" он несколько перестарался, и перестарался серьезно. Это обстоятельство и заставило его нервно теребить в руках ручку и произносить слова типа "я не знаю, будем ли мы продолжать это, и где, если будем".

Если я его правильно понял, он сообщил нам следующее: "Пока не до конца ясно, насколько серьезно и в какую именно болевую точку системы мы попали, можно ли сдать назад, или всё зашло слишком далеко. И насколько далеко. Пора уже бежать за границу, или всё еще как-нибудь обойдется".

Разница в 19 лет с Германом Грефом говорит прежде всего о том, что Михалков всё-таки советский человек.

Это значит, что при всех его "особенностях" у него еще сохранились чисто советские иллюзии насчет того, что кто-то в чем-то хочет "разбираться", что кто-то хочет "искать истину", что кому-то это "нужно"...

Оказалось - увы и ах! - что если кого-то что-то и интересует в высших сферах, то только бабло и власть, власть и бабло. И если кто-то там и считает возможным и нужным в чем-то "разбираться", то только в том, кому лизать, а кем "манипулировать".

Больше не интересно ни-че-го.

Мне показалось, что на лице Маэстро было написано маленькое, но обескураживающее открытие: пить боржоми уже поздно.

* * *
Меня могут спросить: а не мог ли Никита Сергеевич, как актер, просто сыграть в этом обращении некую "роль"?

Отвечаю: конечно мог.

Но дело в том, друзья мои, что во всех фильмах Никита Сергеевич всегда играл самого себя.

И в этом "фильме" он убедительно сыграл смятение и неуверенность.

Я, как диванный Станиславский, говорю ему: "Верю!"

И сердце у меня обливается кровью не только от вида того жалкого положения, в которое "молодые, да ранние" дельцы загнали Большого Мастера, гордость России.

Беспокойно становится на душе от осознания, что эти "молодые да ранние" времени даром, судя по всему, не теряли и не теряют, постепенно "подгребая" под себя необъятную власть.

Вы думаете, если что, в России будут "горящие покрышки" на Красной площади? Нет, не будут (хотя на этот счет они на всякий случай держат в про запас Платошкина, "манипулирующего" знамо дело какой аудиторией).

Россия пойдет своим, "особым" путем.

То, что внезапно обнаружил Никита Сергеевич (то есть свое фактическое отстранение от дел), спустя некоторое время может обнаружить... догадайтесь, Кто.

Похоже, они медленно, но верно забирают власть себе, действуя "тихой сапой".

Ведь еще Дон Корлеоне говорил (перефразируя), что один умелый банкир с портфелем под мышкой может загрести куда больше, чем 400 тысяч громил из Росгвардии.

Да, Греф звезд с неба не хватает, но в любви в понимании силы денег он точно Эйнштейн.

Когда отстреливаются, как куропатки, банки, происходит главное - отстрел конкурентов, то есть их потенциальная кормовая база. А у кого деньги, у того и власть.

И при этом мы видим, как с каждой отозванной лицензией укрепляется Сбербанк.

И сам Греф, можно сказать, идеальная фигура по всем параметрам на роль откуда ни возьмись всплывшего нового президента.

Собственно, все советско-российские президенты были такими - от Горбачева до Путина: никто о них ничего не знал, пока они носили портфели за влиятельными людьми, но это было до поры, до времени.

И как знать - возможно, кто-то уже "поставил" на Грефа, если не как на будущего президента, то по крайней мере как на финансиста будущего президента.

И тут не ко времени Михалков задает ненужный вопрос: "У кого в кармане государство?"

Нет, в планы затронутых Михалковым людей пока еще не входит так ярко "светиться". Сейчас наоборот нужно "отсвечивать" как можно меньше...

* * *
Хуже всего то, что судя по всему, такие как Греф они там все. Другое дело, что то, что у других на уме, у Грефа - на языке. Ну не всем и не всегда удается держать язык за зубами, что поделаешь!

Но если они не могут придержать язык, то придержать Маэстро могут, и еще как!

Так что не спрашивайте, Никита Сергеевич, у кого в кармане государство!

У того оно в кармане, у кого надо.

Это нога у кого надо нога!..

Оригинал публикации на Яндекс.Дзен

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.